Перейти к содержимому




Башфорум находится по адресу; www.forum.bash-portal.ru
Фото

Олатай-Өләсәй


  • Please log in to reply

6 ответов в этой теме

#1 miraj

 
miraj

    Аҡһаҡал

  • kыҙ
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 404 сообщений
  • Ырыуым:Ҡатай
  • Ораным:Тайлаҡ!
  • Ҡошом:Ҡауҙы
  • Ағасым:Артыш
 

Отправлено 11 Март 2010 - 09:56

Атай-эсэйзэрзе йыш искэ алабыз, гэдэттэ. Э олорак быуын хакында эзерэк hойлэйбез. Э уларзын язмыштары ауыр сактарга тура килгэн, аслыгын да, hугышын да кургэндэр. Сабырлыктарына истэр китмэле. Улар хакында hойлэшеу йэштэргэ фэhемле булыр тип уйлайым. Минен уземден ике олатайым да репрессияга элэккэн. Береhе кайткан, икенсеhе (атайымдын атаhы) 40 йэше лэ тулмас элек кулга алынып, яны гына hалынган ойондэ лэ йэшэй алмай, 5 балаhын етем калдырган. Эсэйемдэрзен ойон тентергэ килгэндэ хатта бер бешерерлек кенэ он да калдырмай алып сыгып киткэндэр. Э купме фэhемле hуззэр эйтеп калдырган улар! Был бит халкыбыззын рухи хазинаhы! Шуларзы искэ тошорэйексе. Богонго заман олатай-олээйзэре ниндэй улар?

#2 Айли

 
Айли

    Закрой Коран, свободно оглянись И думай сам.. О.Хайям

  • Тел һаҡсыһы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 327 сообщений
  • Город:Учалы
  • Интересы:Благотворительность.

    http://www.blog.ye02.ru/banu/
  • Ырыуым:Күбәләк
  • Ораным:Салауат!
  • Ҡошом:Ҡарағош
  • Ағасым:Ҡарағас
 

Отправлено 12 Март 2010 - 01:35

Олкэн улым эзэйемдэн хэтирэлэр язып алып, шуны руссага тэржемэ иткэн (стилистикахын хакланым, кайхы бер хуз, тыныш билдэлэре хаталарын гына тозэттем): "Шел 1922 год. Голодала вся Россия, в том числе и люди в глухой башкирской деревушке Кулушево. Людям нечего было есть, и были случаи каннибализма. Так, 16-летний подросток Сабирьян возвращался из заработка, когда его на улице окликнула односельчанка: «Беги спасать свою сестренку Махый – ее потащил к себе ваш сосед! Как бы беды не случилось!» Когда Сабирьян ворвался в дом соседа, тот точил нож, а 6-летняя Магикамал сидела, съежившись, на лавочке и горько плакала. Сабирьян с размаху налетел на соседа, сбил его с ног, и началась потасовка. Сабирьян был такой же голодный и худой, как и все, но ему помогала ярость. Наверное, поэтому он и смог взять вверх над взрослым мужчиной. Он пригрозил соседу, что сам его зарежет, если еще раз приблизится к малышке. Потом всю жизнь Сабирьян олатай будет плакать и говорить: «Я чуть не лишился своей сестренки Магикамал, ее сосед наш мог съесть, но я успел, вовремя вернулся»... Эту историю мне рассказала бабушка, а прабабушка не любит вспоминать об этом – до сих пор ей страшно. Пережив страшный голод, она знает цену хлеба. Даже крошку хлеба боится уронить на пол. И нам часто повторяет: «Знайте цену хлеба». Моя прабабушка родилась в 1916 году. Она почти ровесница Октябрьской революции. Прабабушка не понаслышке, не по книжкам знает о гражданской войне, о коллективизации, о тяготах Великой Отечественной войны в тылу и о послевоенных тяжелых годах, о перестройке. Она до сих пор помнит по именам руководителей страны: Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева. Детство у нее было тяжелое. Еще совсем маленькой начала работать на поле – пахала землю. Голодная ходила, еды не было. Ее одна женщина к себе на обед часто приглашала. - Сварит ойрэ (затируху) или тукмас (лапшу), я и говорю, не кладите мне много, стеснялась, - рассказывает прабабушка. – А она целый тэгэс нальет. Я как поем, сразу засыпаю. Из-за сытости. Ведь целый день без еды. Тогда мой отец в больнице лежал, и я оставалась под присмотром мачехи. Я ведь с раннего детства осталась без мамы. Отец женился на другой. Эта женщина постоянно била меня, когда отец не видел, был на работе. Соседи жалели меня, голодную, босоногую, одетую в рванье, и звали на чашку чая к себе. А она не ленилась следить за мной: как только я садилась за стол, тут же с криком забегала к соседям и со стола выводила на улицу за волосы. Однажды так избила мачеха сироту, что вся голова была в крови. Папа с работы пришел и спрашивает, что это с тобой? А Магикамал испугалась, что назавтра еще больше попадет от мачехи, и солгала, что с лестницы упала. Не унималась мачеха и после того, как Сабирьян пригрозил ей: «Если еще раз увижу Магикамал с синяками, я пойду в сельский совет и все расскажу». Соседи тоже пытались заступиться, но все безрезультатно. Отец не верил соседям, пока сам не увидел, что молодая жена бьет его дочь. Рассердился, избил жену и выгнал ее из дома: "Сам буду воспитывать свою дочь». Правда, потом простил жену. Одевать Магикамал было нечего. - Я у состоятельных односельчан старые калоши брала, чтобы на работу ходить, - продолжает прабабушка свой печальный рассказ. - Они давали мне порванные и говорили, чтобы я их зашила, отремонтировала. Я их благодарила и зашивала, как попало. Ведь даже нормальных ниток-веревок ни у кого не было. Иногда для меня, подростка, работы не было и я ходила голодная. Приходилось выпрашивать у бригадира работу. Он мне поручал полы мыть в столовой. Я все чисто убирала до блеска, и бригадир кухаркам хвалил меня, и приказывал им покормить меня: «Она хорошо поработала». Потом я стала работать на ферме, подрабатывала мытьем пол, работала и на поле. В один выходной день пришла в деревню из летней стоянки, где мы доили коров. Смотрю, вся молодежь - на улице. Что-то кричат, собираются кучками. Спрашиваю у прохожего, мол, что случилось? «Война началась!», - ответил подросток из соседней деревни. Вот так и узнала, что началась война. Страшно было. Мы не знали, что будет с нами. Нас успокаивали, что война скоро закончится. Но она длилась очень долго – целых четыре года. На фронт ушли все мужчины. Остались лишь больные, калеки, старые, подростки и мы, женщины. Опять наступили голодные дни и ночи. Работали много, на дню по три раза доили коров. После утренней дойки шли или сено косить, или дрова заготавливать, или веники вязать. Все из собственного хозяйства заставляли сдавать государству: яйца, масло, шерсть. Нам самим ничего не оставалось. Врачей не было. И лекарств тоже. Пытались лечиться лекарственными травами. За все годы, что я работала на ферме, мне лишь один раз литр молока разрешил взять бригадир. Другие, у кого большая семья была, пытались воровать по-маленьку. Засунут стеклянный пузырек с молоком в подмышку и домой. А толстый бригадир злой был, и его жена тоже. Они нас не стеснялись ощупывать – не воруем ли молоко?! В 1941 году прабабушка вышла замуж. Скоро у них родилась дочь. Мужа забрали на войну. Он писал, что очень соскучился и хочет увидеть дочь. А прабабушка работала на ферме, за ребенком присматривали соседи. Потом прабабушка заболела тифом. Ее увезли в больницу. Думали, не выживет - так была худа! Девочку забрали к себе родственники мужа, бездетные казахи. Они полюбили девочку и не захотели вернуть ребенка матери. Взяли и уехали в казахские степи. Прабабушка дочку искала 60 лет, и нашла! Вот была радость...

#3 Айли

 
Айли

    Закрой Коран, свободно оглянись И думай сам.. О.Хайям

  • Тел һаҡсыһы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 327 сообщений
  • Город:Учалы
  • Интересы:Благотворительность.

    http://www.blog.ye02.ru/banu/
  • Ырыуым:Күбәләк
  • Ораным:Салауат!
  • Ҡошом:Ҡарағош
  • Ағасым:Ҡарағас
 

Отправлено 12 Март 2010 - 02:02

Эзэйемден эсэхе ягынан Ногман олатахы урядник, юртовой старшина булган, Ногмандын атахы Габдулсэлэм дэ отставной зауряд сотник, атахы ягынан олатахы Яуымбай отставной юртовой старшина, Сыргабай бабайы отставной зауряд сотник, Тулэбэй бабайы - зауряд есаул булгандар. Унын холкондагы рух косо, хатта ниндэйзер катылык нэселдэренэн килэлер, тип куябыз. Сонки алтмыш йыл буйы кызын эзлэгэндэ лэ, ниндэй ауырлыктар кургэндэ лэ, ул бер вакытта ла куз йэшен курхэтмэне. Тэуге тапкыр унын илаганын тукхан йэшендэ курзем. Узебезгэ алып кайткайнык. Унын ашагандан хун гел остэл остон усы менэн хыпырып, икмэк валсыктарын ашап куйыуын улым окшатманы, улай итмэ, олэсэй, бысрак бит, эсэйем сепрэк менэн хортоп алыр, тине. Бер аззан эзэйем тэзрэ янында илап тора ине - узенен аслык-ялангаслыкта уткэн гумерен ислэп... Фотохурэттэ 94 йэшлек эзэйем узенен тыуасары (праправнучка)менэн - араларында 91 йэш айырма.

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл  ______1.JPG   33,19К   1 Количество загрузок


#4 Айли

 
Айли

    Закрой Коран, свободно оглянись И думай сам.. О.Хайям

  • Тел һаҡсыһы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 327 сообщений
  • Город:Учалы
  • Интересы:Благотворительность.

    http://www.blog.ye02.ru/banu/
  • Ырыуым:Күбәләк
  • Ораным:Салауат!
  • Ҡошом:Ҡарағош
  • Ағасым:Ҡарағас
 

Отправлено 12 Март 2010 - 02:25

Бәхет тәхете Сабыр ҡатындар - ҙур тормоштоң тоғро терәге Ғүмер буйы тип әйтерлек Урал итәгендә, Ирәндек тауҙары буйында урынлашҡан йәйләүҙә һыйыр һауып, тәбиғәттең гүзәллегенә мөкиббән китеп, камиллығына хайран ҡалған, тыуған еренә булған һөйөүе йылдан-йыл тәрәнәйә барған Әлифә Вәлиева башҡорт халҡының бөйөк йыры Уралды радио-фәлән аша ишетеп ҡалдыниһә, шунда уҡ бар эшен ситкә ҡуйып, онотолоп тыңлай: Күгәреп ятҡан Урал тауы - Ата-олатайҙарҙың да төйәге, Ерен-һыуын һаҡлап ҡорбан булған Шунда ята батырҙар һөйәге... Шул мәлдәрҙә халҡының шанлы һәм ҡанлы тарих юлдары күҙ алдына баҫа, битарафлыҡтың ни икәнен белмәгән күңеле тула, үткәндәрҙән бигерәк, балаларының киләсәге тураһындағы тынғыһыҙ уйҙар йөрәген теткеләй... Үҙе лә һиҙмәй ҡала - йырға ҡушыла: «Аямаған йәнен, түккән ҡанын, һис бирмәгән башҡорт Уралын...» Баймаҡ районының Муллаҡай ауылында тыуып-үҫкән, яңыраҡ һикһән йәшлек юбилейын билдәләгән Әлифә әбей бала сағынан йырға ғашиҡ. Хәтер һандығында, тел осонда - әллә күпме халыҡ йыры, көйө. Шуға ҡарамаҫтан, ул ейәнсәрҙәренең йырлап, моңланып йөрөгәнен өнәмәй: Моңло бала бәхетһеҙ була, моңланғансы, хоҙайҙан бәхетегеҙҙе һорап йөрөгөҙ. Үҙе шунда уҡ бейергә өйрәтергә тотона: «Баҫ, ҡыҙым, Әпипә, һин баҫмаһаң, мин баҫам...». Шуғалыр ҙа өйҙәрендә биш бала ла кескәйҙән башҡортса ойотоп тыпырлата. Һуңынан, үҫә килә, ейәнсәрҙәре ҡайҙа ғына уҡымаһын, һәр ҡайҙа бейеүҙең кәрәге тейә - ул концерттарҙа ҡатнашһындармы, конкурстарҙамы, кисәләрҙәме... - Өләсәйебеҙ беҙҙең өсөн донъя йәме, - тиҙәр бөгөн үҙҙәре әсәй булған ҡыҙҙар. - Уның һәр көнө беҙҙе ҡурсалауҙан башлана ине: иртә менән тороп, беҙ йоҡонан уянғансы өйҙө йылытып, мейес яғып ҡуя - бер ваҡытта ла һыуыҡ йортта уянғаныбыҙ булманы. Беҙ уҡыуҙан, эштән ҡайтыуға тәмле итеп ашарға бешереп, яҡты йөҙө, йылы һүҙе менән, һағынып ҡаршылай, әйтерһең дә, күрешмәгәнгә байтаҡ ваҡыт үткән. Бер ҙә генә тик ултырмай, ҡулы гел эштә. Ә беҙ инде уға ярҙамлашып, өйрәнеп кенә йөрөй инек. Өләсәйебеҙ беҙҙе: Эштән кеше үлмәй, эшләгәнегеҙ минең өсөн булһа, өйрәнгәнегеҙ үҙегеҙ өсөн, - тип үҫтерҙе, әле лә йыш ҡабатлай: Эштән ҡурҡмағыҙ, уның ауыры, еңеле булмай, һәр эш үҙенә күрә үҙенсәлекле. Шуға ла беҙ бер эштән дә ҡурҡмай үҫтек, баш балалар гел ҡыҙҙар булһаҡ та, бесәнен дә саптыҡ, утынын да ярҙыҡ. Атай малсылыҡта эшләгәс, атты егеп-туғарыу ҙа беҙҙең өсөн көндәлек күренеш ине. Әле лә, ниндәй генә эшкә тотонмайыҡ, өләсәйҙең һүҙҙәре көс-ҡеүәт, дәрт өҫтәп ебәргәндәй. Ғөмүмән, бер фермала малсылыҡта эшләгән атайыбыҙ ҙа, әсәйебеҙ ҙә, өләсәйебеҙ менән бер рәттән беренселәр рәтендә булды, фотоһүрәттәре почет таҡталарынан төшмәне. Шунан һуң нисек итеп, кешене хеҙмәт биҙәй, тигән һүҙҙәре - аңыбыҙға, тырышлыҡтары - ҡаныбыҙға һеңмәһен?! Бала саҡтың алһыу таңдарын һуғыштың ҡара һөрөмө ҡаплағас, Әлифә Вәлиеваға ла, башҡа тиңдәштәренә кеүек, кинәт өлкәнәйергә, ең һыҙғанып, эшкә егелергә, атай-ағайҙарын хеҙмәт фронтында алыштырырға тура килә. Ун бер йәшендә колхозға эшкә төшкән ул - илле баш кәзә бәрәсе ҡараған, йәй ҡырҙа көтөү көткән. Сынығыу мәктәбенең аяуһыҙ ҡағиҙә-ҡанундарын иң тәүҙә шунда төшөнгән. Етенсе синыфты тамамлағас, ауылдың фермаһына мал ҡарарға килә. 1950 йылда тормошҡа сыға һәм хеҙмәт юлын Түбәнге Иҙрис һөтсөлөк фермаһында дауам итә. Тормош юлында ниндәй генә ауырлыҡтар, ҡаршылыҡтар осрамаһын, һәммәһен дә илап-һыҡтап түгел, ирҙәрсә теш ҡыҫып, уңғанлығы, тырышлығы менән еңергә өйрәнә. Ире менән тормош юлдары айырылғанда ла, уға яңынан аяҡҡа баҫып китеүҙәре еңелдән булмағандыр. Әммә бер кем дә уның бөгөлөп төшкәнен, йөҙ һытҡанын, сырайы ҡараңғыланғанын күрмәй. Кескәй ике улын гөлдәй итеп тәрбиәләргә лә, фермала алдынғылар рәтендә һыйыр һауырға ла өлгөрә - яман һүҙҙәргә, яуыз күҙҙәргә бирешмәй, ғорур ҡала, үҙ исеменә тап төшөрмәй. Өлкән улы Ғәйнислам 8-се синыфты тамамлағас, фермаға эшкә төшә, ә кесеһе Нурислам моторист һөнәрен үҙләштереп, һыйыр һауыуҙы механизациялауға үҙ өлөшөн индерә. Бына шулай итеп бәләкәй генә ғаиләлә малсылар династияһы барлыҡҡа килә. Улдары башлы-күҙле булып, балалары тыуып, үҙ аллы йәшәй башлағанда, әсәне ҡара ҡайғыларға һалып, кесе улы Нурислам мәрхүм булып ҡуя. Ир ҡайғыһы - итәктә, бала ҡайғыһы - йөрәктә: күтәреп булмаҫтай һары һағыш әсәне эстән үртәй-өтә, ашауҙан-йоҡоларҙан ҡалдыра. Ҡайғы даръяһын йырып сығыр өсөн башкөлләй эшенә сума, ғаиләһенә һөйөүен, иғтибарын тағы ла арттыра, ейәндәрендә - Тәнзилә, Нәзирә, Әлфиә, Азамат, Зөлфиәлә - йыуаныс тапҡандай була. Ғүмер ебен тағата-тағата, йылдарҙы иҫәпләгәндә, донъяларҙың именлегенә, ишле ғаиләнең шатлыҡтарына ҡыуанып, ҡартлыҡты ҡаршылағанда, уға тағы ҡайғы яңыртыу насип була - оло улы Ғәйнислам китеп бара. Ошо мәлдә янында дүрт тиҫтәгә яҡын бергә йәшәп, үҙ ҡыҙылай булып бөткән Рауза килене булмаһа, нишләр ине икән? Ул ҡәйнәһен үҙ әсәһендәй ҡурсалап, аяныслы хәлен барынса еңеләйтергә тырыша. Боронғоларҙың, килен ҡәйнә тупрағынан ярала, тейеүҙәре раҫ. Ауылдаштарына өлгө күрһәтеп, үрнәк булып, татыу ҡәйнә-килен иңде-иңгә терәп, гөрләтеп донъя көтә. Ҡура тултырып мал, ихата тултырып ҡош-ҡорт аҫрайҙар, баҡса тултырып йәшелсә-емеш үҫтерәләр - көрсөккә зарланып, ауырлыҡтарға уфтанып ултырырға ваҡыттары юҡ. Кистәрен иһә, тыуған йортто һағынып ҡайтҡан балаларға, оҙон юлдарҙа аяҡ-ҡулдары өшөмәһен, тип, йомшаҡ ойоҡбаштар, бейәләйҙәр бәйләй ике әсә. Һырҙар менән ҡаймаланған күҙҙәренең нуры ла, эштә һөйәлләнеп ҡатҡан ҡытыршы ҡулдарының йылыһы ла, изге теләктәре лә йөн епкә ҡушыла: «Имен юлда йөрөһөн балаҡайҙар...» Утыҙ йылдан ашыу һыйыр һауыу һәр кемдең хәленән килә торған эш түгел. Һауа торошона ҡарамай, көн һайын иртә таңдан тороп, киске ҡараңғыға тиклем фермала булыу түҙемлелек тә, ныҡышмалылыҡ та, физик ныҡлыҡ та талап итә. Йоҡо туймағанда ла, устар ярылып бөткәндә лә, быуындар һыҙлағанда ла һауынсы Әлифә Вәлиева эшенә зарланмай, ауырлыҡтарҙы шулай тейеш, тип ҡабул итә, малсылыҡҡа тоғро ҡала. Үкенмәй ул яҙмышын ауыл хужалығы менән бәйләгәнгә. Сөнки тырыш хеҙмәте хөкүмәт тә, ауылдаштары тарафынан да юғары баһаланған. Почет билдәһе, Хеҙмәт Ҡыҙыл Байраҡ ордендары, Хеҙмәт ветераны, Һуғыш һәм тыл ветераны миҙалдары, күп һанлы маҡтау ҡағыҙҙары, почетлы билдәләр менән наградланған егәрле ҡатынды ауыл һәм район Советы депутаты итеп тә, һауынсыларҙың конкурстарында еңеүсе булараҡ та беләләр. Ғәҙел, аҡыллы, кешелекле ағинәйҙе ауылдың олоһо ла, кесеһе лә ихтирам итә. Балаларының балалары, бүлә-бүләсәрҙәре Сулпан, Вәсилә, Руслан, Ғаяз, Алмас уның кәңәшенә, һүҙенә, ярҙамына әле һаман мохтаж. Тимәк, тормоштоң сынығыу мәктәбе имтиханын тик «бишле»гә тапшырған Әлифә Вәлиева үҙен хаҡлы рәүештә бәхет тәхетендә тоя ала: эш һөйөп - һөйөнгән, бала бағып - ҡыуанған.

#5 Айли

 
Айли

    Закрой Коран, свободно оглянись И думай сам.. О.Хайям

  • Тел һаҡсыһы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 327 сообщений
  • Город:Учалы
  • Интересы:Благотворительность.

    http://www.blog.ye02.ru/banu/
  • Ырыуым:Күбәләк
  • Ораным:Салауат!
  • Ҡошом:Ҡарағош
  • Ағасым:Ҡарағас
 

Отправлено 12 Март 2010 - 02:26

Был олэсэйзен ейэнсэре - беззен форумсы ))) Ул гэзиз кешехенен фотохурэтен куйыр, тип уйлайым )))

#6 хунарсы

 
хунарсы

    Башкорт ханы

  • Модератор
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 6 860 сообщений
  • Город:Өфө
  • Интересы:Охота на зверя (разного)...
  • Ырыуым:Ҡыпсаҡ
  • Ораным:Туҡһаба!
  • Ҡошом:Бөркөт
  • Ағасым:Ҡарама
 

Отправлено 01 Апрель 2010 - 06:38

... Нас успокаивали, что война скоро закончится. Но она длилась очень долго – целых четыре года. На фронт ушли все мужчины. Остались лишь больные, калеки, старые, подростки и мы, женщины...


Мне встретилось в бескрайних просторах Интернета это интервью... Ничем, вроде бы, особо не выдающееся. Взятое, сейчас - у пожилой женщины, а в годы войны - простой, деревенской, двадцатилетней девушки, оказавшейся на фронте. Такой же могла быть олэсэй, картэсэй многих из нас, каждодневно читающих, что-то ищущих, отправляющих свои сообщения на БНФ... :)
Как жили на войне, как воевали, с какими бытовыми трудностями встречались, каковы были взаимоотношения мужчин и женщин... Сенсаций здесь нет. Есть - Правда. Этим оно, это интервью, меня и "взяло"...

Военная тайна землянок

- ...Я родилась в 1923 году в Сибири, Красноярский край, город Иланск. У меня два брата были летчиками, но они погибли во время войны. Когда началась война, мне было 19 лет, я училась на курсах, была комсомолка, активистка. Училась в аэроклубе, прыгала с парашютом. Мы, девушки, мечтали попасть в летное училище, но в то время девушек прекратили брать. Нам сказали: "Не волнуйтесь! Летчиками не будете - замужем за летчиками будете!" Вместо лётного училища послали меня на курсы бухгалтеров. Но чтобы не отдаляться от авиации мы пошли на парашютное отделение. У меня 5 парашютных прыжков, и значок у меня был. Но когда я лежала в госпитале после ранения, во время бомбежки все документы пропали.

Когда началась война, мы, 6 девушек, добровольно подали заявления, чтобы нас взяли на фронт. В военкомате я попросила: "Ближе к авиации. Только меня в десантные войска не надо". Этого я немножко боялась. Но меня направили в находящуюся в Красноярске школу ШМАС, младших авиаспециалистов. Нас там обучали месяца три: заряжать авиапушки, пулеметы, чистить их. Мы их на себе таскали. А авиапушки очень тяжелые. Когда мы эту школу ШМАС окончили, нас сразу послали на фронт: под Сталинград, в Среднюю Ахтубу. Из Красноярска, из этой школы, нас перевозили под Сталинград на "Дугласе" (это пассажирский самолет). По пути нас обстреляли, но, к счастью, все обошлось благополучно. И вот нас привезли в Среднюю Ахтубу, как пополнение. Там стоял 15-й авиаполк, и там мы начали служить. На фронте были всякие катавасии. Были обстрелы, когда самолеты штурмовали наш аэродром, стреляли. Тогда, конечно, многих ранило, были убитые. А мы молоденькие девушки, патриотки, мы этих раненых тащили в окопы, и пока самолеты не уходили, сами ложились сверху. Жизнь летчиков была важнее! О нас даже в газете написали.

Еще был момент во время войны, уже в другом полку: не под Сталинградом, а где-то на Кубани. Мы были закреплены за самолетами, и я обслуживала "свой" самолет. И вот у моего командира во время воздушного боя пушка не стреляет. Хорошо, что этот летчик жив остался! Он доложил командиру, что у него пушка не стреляла по вине младшего авиаспециалиста, - так мы назывались. Раз мы заряжали - значит, наша вина. Ну и всё! Меня сразу туда, сюда… Командир полка перед строем объявил: "под трибунал". Я жутко переживала! К счастью, дня через два всё разъяснилось. Хорошо, что еще был жив инженер: начальник над младшими специалистами, оружейниками. Он все это обдумал и доказал, что здесь нет вины оружейника. Во время воздушного боя самолет крутит так-сяк, и эта лента перекосилась и застряла. На этом самолёте все разбирали, смотрели. И так оно и было, что лента застряла. Короче говоря, меня оправдали. Я ему была очень благодарна. И таких перипетий было много. Нам, девушкам, было очень трудно: особенно тем девушкам, которые вели себя очень строго, сохраняли свою девственность. Тем девушкам, которые вели себя по-другому, - им было легче. Они в наряд не ходили, были на легкой работе. Потому что они с командирами дело имели.

А.Д.: — Они больше с командирами?..
- Естественно. Одна у нас даже с генералом, с командиром дивизии жила. Она была на первом счету, красавица. А мы, наоборот себя вели, как тогда было принято. Я всегда на собраниях выступала: "Девки, не позорьте нас. Если одна позволяет…" Даже был такой случай: мы одну из наших били, бросали в нее сапогами. Она жила "туда-сюда". Мы говорим: "Ты делаешь это, а на нас на всех пятно ложится!" В то время было такое воспитание - строго сохранять девственность. Той девушке вся эта атмосфера на психику повлияла, и ее отправили домой… А почему еще многие девушки эти занимались? Потому что забеременела, - и домой отправляют. А мы, мол, на фронте, дуры. Но мы были не дуры, а патриотки. Все равно я не жалела!

А.Д.: — Прессинг был постоянный?
- Нам, девушкам, всем так доставалось. Молодые ребята, и изо дня в день такая напряженка. Спать отдельно могли только на некоторых аэродромах, где были отдельные землянки для нас, девушек. А так - общие нары. Лежат, раздвинь их и ложись. И начинается борьба с руками… Мы прощали. Что делать? - физиологические потребности. Но нам доставалось… Мне моя родная мамочка писала: "Доченька, миленькая, твои подружки поприехали домой, деток родят, а ты чего там остаешься? Я тебя не буду ругать за ребеночка". Много было таких писем. А я нет. Я - патриотка. Разве можно? Раньше, в то время, большинство таких было. У нас было более строгое воспитание.

А.Д.: — Те, кто сдавался, они были старше, или Вашего возраста?
- Разного возраста. Может быть, на год старше, почти одногодки. Самое большее на 3 года. Одна живет в Москве - Зина Цветкова. Мы с ней не общаемся. Она со всеми жила. Мне с ней не хотелось продолжать знакомство. Для них была совершенно другая жизнь: то сделай, то напиши, то подпиши. А мы день вкалываем, самолеты обслуживаем, и ночью с винтовочкой по 4 часа подежурь!

А.Д.: — Много у вас уехало по беременности?
- Да. Девушек в полку было немного: человек по 16—18, не больше. Потом новых прислали. И за всё время человек 6 уехало. Плюс до конца войны Лида вышла замуж по-нормальному, и я. Остальные устраивались, кто как мог. Наша жизнь была тяжелая, очень трудная. Больше всего мы переживали за летчиков. Говорили, их жизнь стране нужна. Они пользу приносят, убивают фашистов. А наша…

А.Д.: — По нормам вам полагалось женское белье? В чем вообще ходили?
- Всё давали мужское. Кальсоны: что тут - пуговицы, и всё. Так мы сюда пришивали бинты, чтобы затянуть можно было - для безопасности. А то пуговицы легко открыть. Остальное всё мужское носили. Не помню, давали нам юбки или нет. Но давали сапоги, шинели, шапки.

А.Д.: — Лифчики сами шили, или вообще не носили?
- Этого у нас и не было. Из чего там шить? Не из чего! Самое трудное, когда критические дни. Ведь такая обстановка - все общее. Нам медики помогали - давали нам вату.

А.Д.: — В это время не освобождали?
- Нет. Так же в караул и обслуживать самолеты.

А.Д.: — При всем при этом после войны отношение к женщинам, которые были на фронте…
- Плохое. "Была на фронте – фронтовичка".

А.Д.: — Сколько примерно лет после войны такое продолжалось?
- Лет десять так было. Много зависело от прессы, как это преподносят. Потом, когда стали писать в журналах, газетах, как было трудно женщинам на войне, сколько летчиц-женщин было, их заслуги — тогда изменилось отношение. А то только с плохой стороны обрисовывали!

А.Д.: — От чего это шло, от зависти или действительно от поведения?
- Тех, кто раньше уехали, когда мы остались, их тоже осуждали. Затрудняюсь объяснить почему. Не знаю.

А.Д.: — Не было желания найти постоянного покровителя с большими звездами?
- Был такой момент: все спят, и эта самая москвичка Зина, которая жила с генералом, будит меня: "Вставай, вставай!" Она приехала со своим генералом, командиром дивизии, и с начальником штаба. "Вставай, поехали!" Я говорю: "Отстань, ты что с ума сошла?!" – "Поехали, дура! Война закончится, ты машину в глаза не увидишь. А тут будешь на машине ездить, тебя будут возить". Я говорю: "Отстань!" Мы друг друга по лицу били, но я так и не поехала. Но никаких эксцессов не было, обошлось нормально.

А.Д.: — Жили сегодняшним днем или строили планы на будущее?
- Нет, планов на будущее не строили. Как-то так жили: чтобы всё было честно, справедливо. А что там дальше будет в жизни? - бог ее знает. Было мало надежды, что война закончится. Об этом мало думали. Никто нам про это не говорил. Хотя политруки были.

А.Д.: — Что было из радостей? На танцы ходили, это было приятно?
- Это разнообразие. Это давало стимул. Но это редко было! Где-то позволялось. Но бывала такая обстановка, что и обстрелы могли быть ночью. Так что редко было.

А.Д.: — Если бы сейчас вернуть молодость, Вы бы так же пошли или нет?
- Да. Такую же свою линию и продолжала бы. Если знать, что все благополучно закончиться - я бы пошла на фронт. Тогда не было надежды на жизнь, а если бы была надежда, то согласилась бы пойти. Но я не сожалею, что вела правильный образ жизни.

А.Д.: — Вам в принципе полагалось 100 грамм?
- Мы не пили. Нам табак полагался, и мы его меняли.

А.Д.: — На сахар?
- Сейчас не помню. Не пили, не курили. Некоторые курили, а пить – нет, этого не было. Ну, нам по 20 лет было. В то время питьем мы не увлекались.

А.Д.: — Когда Вы с мужем познакомились?
- На Кубани. И здесь тоже был интересный случай. Девушки, которые вели себя прилично, нам было очень трудно - много было домогательств. Мы ребятам сочувствовали, конечно. Молодые ребята - такая у них физиологическая потребность. Поэтому мы прощали всё: никаких строгостей, никому не ябедничали. И вот был такой случай. Начальник штаба, подполковник, подходит ко мне: "Командир приказал вечером после ужина в такой то час явиться", - вроде он будет мне какое-то задание давать. Говорю: "Есть, товарищ подполковник!" Наша служба такая и была. Но я уже была настороже. Он жил с командиром дивизии - они вдвоем в одной земляночке жили. И вечером, после ужина, командир ушел - создал ему условия. Я вошла к нему: "По вашему приказанию явилась". Смотрю, он подошел, и дверь закрыл на крючок. Меня это еще более насторожило. И когда уже начались физические действия, я сопротивлялась, сколько было сил. Бог есть на белом свете, - он меня спас. Подполковник устал, утомился. И я в это время как сиганула, - выскочила на улицу. Тут же было наше общежитие. В летном общежитии летчики спят в ряд: раздвинешь и ложишься. Без конца лезли. Но вот так мы жили. А что делать? В такой ситуации было очень трудно… Я должна была идти ночью в наряд, а там был парень, нацмен. И он меня не разбудил, не позвал, мои часы сам отстоял. Он видел, что я выскочила, как бешеная, оттуда.

После этого случая начальник штаба мне еще раз назначал явиться. Но я туда не явилась. А тут бомбежка началась, и его ранило. Тогда много было раненых. Когда прибежали и сказали, что ранен начальник штаба нашего полка, я перекрестилась. И тогда меня Особый отдел начал таскать. Мои подружки потом доказывали, что действительно он меня вызывал. Я страдала из-за него. Думаю: "хоть не будет меня преследовать". В конце войны на встрече однополчан он встал на колени, просил прощения, просил забыть это дело. Он был намного старше меня, и потом умер.

Потом был еще один момент. И тоже это начальник был. Была схватка, и он, чтобы меня запугать, выстрелил в чугун, какие у нас стояли в землянках, где мы жили. Я не испугалась. Думаю: "Мне страшней, когда моих сил не хватит". Я снова вырвалась. Была зима. Я на улицу выскочила в одной гимнастерочке. Стою, плачу в уголочке. И тут Виктор Александрович. У нас тогда только слегка нежные отношения были. Он, видно, услышал, вынес мне телогрейку. На меня набросил, и сразу убежал. Потому что могут и его… "Что ты, мол, ее защищаешь? Это их дело!" С тех пор я перед ним таяла. Никто не выскочил, а он выскочил.

Короче говоря, так у нас симпатия началась. У нас дружба была воздушная, легкая. Не то, что сейчас – сразу в постель. Мы танцевали, когда танцы были. В трудные моменты помогали друг другу. Условия очень трудные, сложные. Я его, как мужчину, понимаю, но говорю: "Нет, пока нет. Женишься, тогда хоть ложкой хлебай, а сейчас ни в коем случае". Такие строгие условия ему поставила! У летчиков был ужин, и во время ужина он летчикам объявил, что он женится. И вот они вечером приходят с ужина, и меня поздравляют. А мне он ничего не говорил! Когда они меня поздравлять стали, я поняла, что он согласен. Ну, а я, раз, полюбила, что же я буду отказываться? Короче говоря, условия он мои выполнил. Мы поженились 11 апреля 1945 года: летчики нам устроили свадьбу в столовой. Хотя даже перед женитьбой ему многие говорили: "Ты чего на ней женишься? Я с ней был, другой с ней был". Они так говорили, потому что не получили ни шиша! А он молодец, не обратил на это внимания.

Потом после войны мы были в городе Шауляе. Там мы расписались, зарегистрировались. И только когда мы официально оформили свой брак, тогда я поменяла фамилию.

А.Д.: — Когда Вы поженились, стало легче?
- Конечно. Я обрела статус, защиту. Нам создали условия – ширмой отделяли.

А.Д.: — Как провожать любимого летчика на боевые вылеты?
- Это очень трудно. Когда его сбили, это было столько переживаний. Вообще немыслимо!

А.Д.: — Когда закончилась война, как это воспринималось?
- Это ночью объявили. Мы все спали. И вдруг нам объявляют. Все выскочили на улицу, "ура!" орали, кричали. Уже спать не ложились. Обрадовались!

А.Д.: — Демобилизовали Вас скоро?
- Нет. После этого мы ещё служили. И только через полгода нас стали расформировать. К тому времени я уже была замужем. бБла с мужем. Он меня отправил в Москву - там у него были родители. И в Сибирь я с ним ездила.

А.Д.: — Почему ему не дали Героя Советского Союза?
- На него документы отправляли, а потом… Это уже было после войны. Он не был виноват: он ехал пьяным, на мотоцикле… Это было пятно на весь полк. Но уголовное дело не возбудили. Все это прикрыли. Только в этом причина!

А.Д.: — К концу войны трофеи были?
- Какие трофеи? Откуда? Наоборот — свое теряли. Я во время бомбежки документы потеряла. Когда обстреливали, у меня немножко была рассечена бровь. Такое касательное ранение. Хорошо, что в бровь, а не в висок попали.

А.Д.: — Награды у Вас были?
- У меня такие награды: орденов нет, но есть медаль "За Боевые Заслуги".

А.Д.: — Какое в то время у Вас было отношение к немцам?
- Когда война закончилась, мы стояли в карауле, и видели, как их на машинах везли и сгружали в землянки. Они там, как бревна лежали, замороженные, мерзлые. Потому что кто их будет спасать? На кой черт они нужны? Лежали в землянке, как мерзлые дрова. Звери, враги!

А.Д.: — Какое время года было самым тяжелым?
- Естественно, зимой труднее. Холодно было, землянки сами отапливали.

А.Д.: — С точки зрения работы на самолете, что было самым тяжелым?
- Для нас самым тяжелым было тащить пушку. Пулемет-то полегче, а пушка 70 с чем-то килограммов. А мы же сами тащим. Кто нам будет помогать?

А.Д.: — Куда ее тащить надо было?
- На землю. Мы их на земле чистили, а потом прешь туда, ставишь. А технику некогда - он несколько самолётов обслуживал. У нас был старший техник, а мы были младшие авиаспециалисты.

А.Д.: — Ленты снаряжали Вы сами?
- У нас были готовые патронные ленты. Мы только пушки и пулеметы устанавливали, и чистили оружие.

А.Д.: — Кормили как?
- Летчиков кормили хорошо. Они того достойны были, заслуживали. А нам много тогда не требовалось, хватало. Не голодали: была похлебка, суп, каша.

А.Д.: — Вы получали деньги?
- Нет, никаких денег. У меня была только красноармейская книжка.

А.Д.: — Денежный аттестат?
- Этого у нас не было. У офицеров были.

А.Д.: — В то время вы верили в Бога?
- Сейчас стала верующая. После смерти моей доченьки стала верующей. Тогда, когда подполковника ранило, - это я просто невольно перекрестилась.

А.Д.: — Домой что писали в письмах?
- Я даже дневник вела. Все подробно описывала. Потом мы его сожгли - это тяжелые воспоминания. Писала, что все хорошо, прекрасно, нормально. Только когда мама меня звала, чтобы я приехала насовсем, я писала: "Нет, мамочка, ты меня прости, я не могу. Я на собраниях выступаю, и всех за это осуждаю". Я патриотка была!

А.Д.: — Вы считаете, что женщины нужны на фронте?
- Конечно! Мы же не только с вооружением работали. Мы и помогали, и стирали, подворотнички подшивали.

А.Д.: — Сейчас хотелось бы забыть то время?
- Это невозможно забыть.

А.Д.: — Война снится?
- Нет.

А.Д.: — Была ли война основным событием в жизни?
- Нет! Самое важное — это семья, дети. Послевоенная жизнь важнее.


Интервью: А. Драбкин

Материал предоставлен проектом "Я помню!"

#7 Айли

 
Айли

    Закрой Коран, свободно оглянись И думай сам.. О.Хайям

  • Тел һаҡсыһы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 327 сообщений
  • Город:Учалы
  • Интересы:Благотворительность.

    http://www.blog.ye02.ru/banu/
  • Ырыуым:Күбәләк
  • Ораным:Салауат!
  • Ҡошом:Ҡарағош
  • Ағасым:Ҡарағас
 

Отправлено 27 Февраль 2011 - 12:06

Әзәйем үлем түшәгендә ята. Уға 94 йәш. Һуңғы көндәрҙә һөйләшерлек тә хәле юҡ. Күҙ алдында кипте. Күҙҙәре күрмәй, ҡолаҡтары ишетмәй башлағас та, зиһенен юғалтманы. Беҙҙең һәр беребеҙҙе танырға маташып, яңғыҙымды ҡалдырмағыҙ, тип ҡытыршы устары менән ҡулыбыҙҙы һөйөргә тырышып ята әзәйебеҙ. Һәр һүҙендә беҙгә рәхмәттәр, изге теләктәр. Иртәгә ясин сығалар уға. Үҙе иҫән саҡта әзәйебеҙ менән хушлашырға ҡайтабыҙ. Беребеҙ ҙә мәңгелеккә килмәгәнбеҙ, ә шулай ҙа барыбер ауыр, күңел һыҡрай ((( Төрлө йырҙар йырлағайны һуңғы ҡайтыуымда, хәтерҙә ҡалғандарын ҡағыҙға теркәгәнем. Әнкәй мине ник тапҡан, Әткәй мине ник һатҡан, Мине һатып байымаған, Башына ҡайғы тапҡан... Йүгереп барып ултырҙым, Баҙыян төпләренә, Инәкәйем риза булһын, Имеҙгән һөтләренә... Ағиҙелгә ағып китте, Минең аҡ бейәләйем, Ҡоштар ағасҡа таяна, Мин кемгә таянайым?! Ағиҙелкәй киң әле, Ҡариҙелкәй киң әле, Башымдағы ҡайғыларым Үлһәм дә бөтмәҫ әле... Эзэйем кисэ китеп барзы ((( Элек Мэнгелек менэн беззен арала олэсэйем, эзэйем, атайым торзо, шуга ла мэнге йэшэрбез хымак тойолдо, гумер озон хымак куренэ ине. Хэзер улар юк. Эзэйем ин косло, рухлы, нык быуын вэкиле, енеуселэр быуыны вэкиле ине...

Сообщение изменено: Айли (01 Март 2011 - 11:11 )





0 посетителей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Башфорум на Башпортале
BaShFoRuM